“Боюсь выходить из дома”, или как преодолеть агорафобию

Когда А. обратилась за психологической помощью, она уже более трех лет боялась выходить на улицу. Комфортно ей было только дома – здесь она чувствовала себя в безопасности. Работала она удаленно, в офис ездить не нужно. Продукты приносили друзья и родители, они же и осуществляли “связь с внешним миром” по необходимости. Если все-таки нужно было выйти из дома и отойти на небольшой расстояние, то это становилось похоже на кадры из остросюжетного фильма – передвигаться приходилось вдоль стен зданий, ни в коем случае не оказываясь на большом открытом пространстве…

Вы, наверное, уже догадались, что речь пойдет об агорафобии. При агорафобии люди боятся покидать свой дом и посещать публичные места. А также оказываться в ситуациях, где они могут испытать тревожащие переживания: есть вероятность не справиться со своим состоянием и не получить помощь. По мере удаления от дома наступает острый приступ тревоги, сопровождающийся ощущением нехватки воздуха, головокружением, потливостью, учащением сердцебиения. Самая угрожающая мысль в этой ситуации: “рядом нет никого, что способен оказать мне помощь”. Приступ агорафобии может случиться не только в открытом пространстве, но и в замкнутом пространстве при мысли, что произойдет что-то страшное, и никто не поможет. Агорафобия может  развиваться на фоне панических атак или депрессивных тенденций. В большинстве случаев агорафобия начинается во взрослом возрасте, в 23-29 лет, за помощью обращаются как правило спустя несколько лет после развития симптоматики.

Агорафобия развивается по следующему сценарию:

  • Происходит фокусировка на своих ощущениях, телесных симптомах. Они интерпретируются как признак надвигающейся опасности: “обязательно случится что-то страшное”
  • Опасность возводится в степень катастрофы. Ощущения и телесные симптомы воспринимаются как опасные для жизни. 
  • Для того, чтобы избежать “смертельной опасности” первостепенной задачей становится контроль ситуации. Таким образом выстраивается охранительное поведение, включающее ритуалы и правила.
  • В дальнейшем это приводит к избеганию ситуаций, которые могут вызвать тревогу: общественных мест или замкнутых пространств, транспорта, одиночества, путешествий, толпы. Всего того, что может усилить тревогу. В крайних ситуациях человек перестает покидать свою квартиру, чтобы оставаться в безопасности.
  • Находясь в безопасности, человек приписывает ощущение комфорта исключительно “охранительному поведению”, тем самым подкрепляя важность контроля ситуации и избегания “потенциально опасных” мест.

Все это сопровождается тяжёлыми субъективными переживаниями, в диапазоне от приступов паники до депрессивных эпизодов. Ограничения, построенные на избегании определенных  ситуаций и мест,  существенно ухудшают качество жизни.

Механизмы развития агорафобии хорошо изучены в психологической науке. Разработаны эффективные способы коррекции данных симптомов, которые помогают ощущать и поддерживать в дальнейшем чувство безопасности, не прибегая к “охранительному поведению”.

Ипохондрия, или тревога о здоровье?

Иногда клиент на первой встрече сам говорит психологу “я ипохондрик”. Этот термин популярен и часто используется как синоним тревоги о здоровье. Тем не менее – различия все-таки есть.

Ипохондрия относится к тревожным расстройствам, и ключевым симптомом является чрезмерная озабоченность своим здоровьем в целом или функционированием конкретного органа, а также – своим психическим здоровьем или умственными способностями.

Переживания строятся на том, что человек наверно интерпретирует особенности функционирования своего организма. Это сопровождается повышенным вниманием к телесным симптомам, постоянным самоанализом и страхом серьезной болезни, часто – неизлечимой. Человек постоянно прислушивается к своим ощущениям, даже самые незначительные проявления он склонен расценивать как проявления заболевания. Таким образом повышается тревога, вызывая усиление соматической симптоматики (учащение сердцебиения, головокружение, потливость и пр.). Эти проявления тревоги также могут расцениваться как подтверждение наличия страшного заболевания. Пациенты становятся постоянными посетителями медицинских центров, консультируясь у различных врачей и проходя всевозможные обследования. Если врач не находит соматической патологии, то это не снижает тревогу: нужно обратится к другому врачу. Если все-таки удается прояснить ситуацию с одними симптомами, то вскоре появляются другие, и опасения снова нарастают. И далее по замкнутому кругу.

В большинстве случаев ипохондрические переживания связаны со следующими органами и системами организма:

  • Кожа, железистая ткань, слизистые оболочки. Ссадины, кожные реакции, уплотнения воспринимаются как симптомы рака кожи, лейкоза, опухоли молочной железы. Происходит постоянное ощупывание, изучение изменений кожных покровов.
  • Дыхательная система и лор-органы. Боль в горле, осиплость голоса воспринимаются не как симптомы орви, а как проявления рака гортани или легких.
  • Пищеварительная система: симптомы нарушения пищеварения или гастрита воспринимаются как симптомы рака желудка или кишечника.
  • Центральная нервная система: головные боли расцениваются как проявления рака головного мозга.
  • Сердце: всевозможные покалывания в области сердца, учащение пульса, изменения давления интерпретируются как  инфаркт или патология сердечно-сосудистой системы
  • Психические заболевания: различные эмоциональные изменения и  симптомы воспринимаются как признаки психического заболевания, чаще всего – шизофрении.

С одной стороны, ипохондрия несет защитную функцию – человек, прислушиваясь к телесным проявлениям и регулярно посещающий врачей, действительно, раньше других людей, диагностирует любое заболевания на ранней стадии. Но в большинстве случаев,  – врачи не находят никакой соматической патологии (часто у ипохондриков отличное здоровье), но это не снижает тревогу пациента и не уменьшает опасений за свое благополучие.  Часто ипохондрия может сочетаться с другими тревожными расстройствами, сопровождаться паническими атаками, навязчивыми мыслями и действиями.

Врачи, не обнаружив нарушения здоровья в рамках своей специализации, часто рекомендуют обратиться к психологу. В таком случае в процессе психологической работы снижается тревога, а в следствии снижения тревоги улучшается общее самочувствие.

Меня атакуют навязчивые мысли: как справиться?

Практически каждому знакомы неприятные мысли, которые сложно прогнать, и “больше не думать об этом”. Но иногда эта ситуация носит характер кратковременного дискомфорта, а иногда развивается до уровня эмоционального расстройства.

“Меня одолевают навязчивые мысли”

“Уходя из дома, я несколько раз проверяю, все ли я выключил.  Я все равно иногда я возвращаюсь, чтобы проверить еще раз”

“Я избегаю трогать дверные ручки, а если придется потрогать – потом долго мою руки, иногда по пол-часа…”

“По дороге на работу, я следую строгому маршруту и иду определенным образом. Если я пойду другой дорогой, случится что-то страшное”

“Мне важно разложить вещи на рабочем столе в строгой последовательности, иначе мне некомфортно”

“Я не могу избавиться от мысли, что с моими близкими может случится что-то плохое, потому, что я разозлился на них”

Примеры можно приводить очень долго. Общее здесь то, что человек придумывает для себя определенные последовательности, ритуалы, которые, с его точки зрения, смогут уберечь его от опасности (физической или социальной). Часто клиенты, обращаясь к психологу с подобными переживаниями, с самого начала говорят: “Мне кажется, я схожу с ума” или “Мне кажется, у меня психическое заболевание”. Ведь постоянные попытки контролировать свои мысли делают повседневную жизнь невыносимой, не дают расслабиться, запускают бесконечный внутренний диалог

Что происходит на самом деле?

У человека возникают навязчивые мысли или образы, которые человек считает нежелательными и пытается от них избавиться. Затем появляются определенные модели поведения, с помощью которых человек пытается от этих мыслей избавиться.

Клиенты описывают свои мысли как  назойливые, приходящие вне зависимости от его желания, вторгающиеся, захватывающие повседневную жизнь. Приведу несколько примеров подобных мыслей:

  • мне грозит опасность заразиться страшной болезнью
  • я могу причинить кому-то вред, не зная об этом
  • я скажу или сделаю что-то такое, над чем все будут смеяться

Часто клиенты понимают иррациональность этих мыслей (это важный момент), но все равно не могут с ними справиться. Поэтому возникает сильное желание сделать что-то, чтобы убрать эти мысли. Поэтому возникает огромное количество “правил”, ритуалов. Огромное количество времени может уходить на мытье рук, уборку, организацию пространства определенным образом, и все равно это не приносит удовлетворения. Порой это формулирует “мой мозг делаем мою жизнь невыносимой”, “мне не спрятаться от своих мыслей”.

И здесь возникает замкнутый круг: человек пытается контролировать свои мысли, от этого они только усиливаются. Вслед за этим может появляться:

  • чувство вины за свои мысли: я не должен думать  о таких страшных / плохих вещах)
  • чувство изолированности от окружающих, собственной ущербности: если это меня беспокоит, значит я ненормальный
  • страх оценки окружающих: окружающие наверняка замечают и осуждают меня за мои мысли

Возникает субъективное ощущение, что “это никогда не закончится” и мучительные переживания, которые в большинстве случаев не заметны и не понятны окружающим. Важно понимать, что подобные сложности хорошо изучены в психологической науке. Справиться с навязчивыми мыслями и действиями можно, но для этого нужно правильно понимать логику их развития и принципы преодоления. Для этого важна профессиональная психологическая помощь, повторюсь, основанная на научных методах.

С этими проблемами можно обращаться  к психологу. Если бы беспокоитесь о наличие заболевания, вы также можете сказать об этом.  Психолог не ставит медицинский диагноз и не назначает медикаменты, но в случае необходимости порекомендуем вам специалиста медицинского профиля. Психолог поможет проанализировать вашу ситуацию, и подобрать те методы работы, которые подойдут именно вам. В большинстве случаев подобные запросы решаются исключительно психологическими методами, например, с помощью когнитивно-поведенческого подхода. Да, это потребует времени и определенного уровня мотивации: возможно будет предложено вести дневник или записи по определенной структуре, наблюдать за происходящими изменениями и размышлять над предложенными вопросами.

Часто люди не обращаются за помощью, опасаясь осуждения или пренебрежения со стороны специалиста: “он точно решит, что я ненормальный / плохой, если я расскажу о своих мыслях”. Важно: профессиональный психолог не осуждает и не оценивает, вы можете доверительно рассказать о том, что вас беспокоит, даже если вы этого стыдитесь.

“Неужели я социофоб”, или как справиться с тревогой в ситуации общения

Часто клиенты обращаются ко мне со следующими вопросами:

  • Тревога в ситуациях общения
  • Сложности в общении с новыми людьми
  • Невозможность отстаивать свою точку зрения в общении
  • Зависимость от мнения других людей
  • Страх оценки окружающими
  • Ощущение, что окружающие осуждают и негативно относятся
  • Чрезмерная поглощенность мыслями о том, как окружающие воспринимают
  • Поглощенность мыслями о прошлых неудачах и предстоящих поражениях, бесконечный самоанализ

Эти переживания серьезно осложняют жизнь, создают преграды как в личной жизни, так и в карьере. Иногда это приводит к том, что человек перестает общаться с окружающими, замыкается в себе и практически изолирует себя от окружающего мира. Данные переживания могут существовать обособленно, но в большинстве случаев сочетаются с различными изолированными фобиями, тревожными проявлениями, паническими атаками, могут достигать уровня тревожного расстройства. Иногда клиенты сами ставят себе диагноз “социофобия” на основе информации их интернета, до того, как обращаются за психологической помощью. Я предостерегаю от самостоятельной постановки диагноза, тем более, что это не поможет вам справиться с тревогой, а только усилит ее.

В подростковом и юношеском возрасте часто тревогу в ситуациях общения связывают со стеснительностью, застенчивостью, не придавая этому большого значения. Но по мере появления сложностей в построении отношений или профессиональной самореализации, человек начинает осознавать наличие барьеров. Далее следует попытки самостоятельно справиться с “излишней стеснительностью”, которые помогают разрешить конкретные проблемы (начать отношения, устроиться на работу), но кардинально не меняют ситуацию.  Поэтому рано или поздно проблемы снова дают о себе знать. Клиенты как правило обращаются за психологической помощью в возрасте около 30 лет, говоря:

  • “теряю связь с настоящим”,
  • “не могу справиться с навязчивыми мыслями”,
  • “я сам мешаю себе жить нормальной жизнью”.

Человек осознает свои ценности и цели, в большинстве случаев имеет необходимые ресурсы для их достижения, но в следствии выраженной социальной тревоги не может их достичь.

В то же время:

  • ухудшается эмоциональное состояние: появляется гнев, бессилие, чувство бессмысленности, а также –  вины и стыда.
  • самообвинение может приводить к агрессии, направленной на себя, реже – на окружающих
  • меняется отношение к себе, формируется восприятие себя как неудачника, человека, незаслуживающего внимания окружающих. 

Данные последствия только осложняют самостоятельные попытки изменить ситуацию, формируя “замкнутый круг”. Еще раз обращаю внимание на то, что в основном с подобными сложностями обращаются взрослые люди, с хорошим образованием и разносторонними интересами, имеющие цели в личной и профессиональной сфере, не страдающие дефектами внешности. Часто окружающие даже не предполагают о том, что повседневные хлопоты для них могут превратиться в настоящий ад: кофе с коллегами, выступление на собрании, вечеринка с друзьями. Ведь у всех этих повседневных дел есть одно общее: необходимость взаимодействовать с окружающими. И именно это порождает множество переживаний и запускает бесконечный “внутренний диалог”.

В завершении отмечу, что есть эффективные научные методы, которые позволяют справиться с данными барьерами, и начать получать удовольствие от того, что раньше казалось невозможным. Нет “волшебной таблетки”, которая уже к вечеру подарит вам уверенность и свободу общения. Но есть методики, постепенная работа с которыми поможет вам стать существенно увереннее в ситуациях взаимодействия. Да, для этого потребуется профессиональная психологическая помощь и время, но в дальнейшем вы сможете самостоятельно справляться с подобными сложностями.

“Если я буду что-то ему запрещать, он не будет меня любить…”

“Если я буду что-то ему запрещать, он не будет меня любить…” Эта фраза мне запомнилась. Мама трехлетнего ребенка уже выбилась из сил в попытках совладать с активностью сына. Было видно, что ей действительно сложно. Мой кабинет и большая игровая не заинтересовали малыша. За пол-часа нашего общения все выключатели, розетки (с заглушками), вся техника, даже роутер, были им опробованы. Мама в изнеможении ходила за ним по пятам, робко пытаясь уговорить ребенка остаться в кабинете или игровой… Однако малыш смело подставлял стул, чтобы вскарабкаться на него и дотянуться до новых неизведанных просторов. “Да, я разрешаю ему все. Другие родители жалуются, что он бьет других детей в садике (а малыш-то сильный не по годам!). Дома он валяется на полу и устраивает истерики…  Если я выключаю  мультики, или прошу убрать игрушки, дом превращается в ад. Я не знаю, как с ним справиться. Но если я буду что-то ему запрещать, он не будет меня любить”. Женщина с дрожью в голосе говорила о том, когда он вырастет, он же будет выше ее и сможет ее ударить…  

Давайте разбираться. Запреты это не про любовь: это категории, которые существуют в разных плоскостях. Любовь – это про безусловное позитивное отношение. Запреты  – это про правила, которые помогают нам сосуществовать рядом даже с любимыми людьми. Любовь не равна вседозволенности и отсутствию личных границ. Из той же серии: “если  я люблю своего ребенка, значит я должна всегда радоваться, находясь рядом с ним”. А если я злюсь – значит или не люблю, или плохая мать, или и то, и другое вместе взятое. А потом чувство вины, тревога, депрессия. Я часто говорю клиентам о том, что все мы люди, и испытываем разные чувства, в том числе гнев, обиду, раздражение.

Я не люблю теоретические размышления о границах и их отсутствии, которые можно встретить в популярной психологической литературе. Высказывание “надо выстраивать границы” никакой практической направленности не несет: чего с этим делать (и как их выстраивать) при этом не понятно. Но я точно знаю, что если в общении родителей и детей есть определенные правила, это в том числе и традиции, и запреты – это помогает всей семье, в первую очередь ребенку. Мне часто говорят о том, что вторые дети спокойнее и с ними проще. Отчасти – да: потому что они появились в семье, в которой (иногда методом проб и ошибок) уже выстроены определенные правила. И ребенку понятнее: что от него ожидают и в какой ситуации, почему мама расстроена или злится, и что за этим следует. И эта определенность легче переносится, даже если при этом нельзя есть десятую конфету подряд или смотреть мультики круглосуточно. “Вот такая жизнь – да, что-то меня огорчает или расстраивает, но мне понятно, как это устроено” – “делает вывод” ребенок. Когда мама день напролет играет в куклы / машинки (из последних сил, потому что уже устала это делать, но “хорошие мамы любят играть с детьми”), а завтра вдруг кричит без повода и плачет вечером – ребенку не понятно: почему? “Может потому, что меня не любят, или я плохой…”– “делает вывод” ребенок… Потом спустя лет десять: “мы все для него делаем, все ему покупаем, у него новый айфон, а он все равно говорит, что мы его не любим”.  Устанавливать ограничения – не означает лишать любви.

Когда меня спрашивают, как справляться с “постоянными непослушанием” (обычно так формулируется этот комплекс проблем), я предлагаю начинать с: установления правил, следования этим правилам. Часто первый шаг удается довольно быстро, а вот со вторым – сложнее. Потому что появляется чувство вины (“я плохая мать, если запрещаю ему”, тревога (“а вдруг ребенок получит психологическую травму, если я буду с ним строга”), усталость (“делай что хочешь, только меня не трогай”) … Порой отсутствие этих правил удобно, выгодно для семьи в целом (так называемая “скрытая выгода”). Тогда эти сложности в отношениях не замечаются на протяжении многих нет, а потом в какой-то момент ситуацию уже оказывается слишком сложно изменить. В таких ситуациях я честно говорю о том, что не смогу сделать так, чтобы (уже пятнадцатилетний) ребенок начал слушаться родителей. 

Что делать, если ребенок подвергается буллингу. Часть 2. Основные вопросы родителей.

  1. Вмешиваться или нет в ситуацию буллинга? Если ситуация может нанести вред здоровью, то взрослому нужно вмешиваться. Но основной момент заключается в том, что находиться дальше в этом коллективе (или в другом) все равно ребенку, а не взрослому. Поэтому все предпринимаемые шаги нужно соизмерять целью – помочь ребенку,   а не установить мировую справедливость. Мне довольно часто приходилось слышать от клиентов истории, когда родители “пытались как лучше, а получалось как всегда”. К сожалению организационные меры часто надолго затягиваются, а в это время ребенок становится не только жертвой буллинга, но и эпицентром конфликта. Поэтому прежде чем предпринимать какие-то шаги, проверьте их на “экологичность”.

2. Идти ли в школу? Контактировать имеет смысл с теми, кто постоянно наблюдает ситуацию в классе и может оценить динамику: классный руководители, учителя-предметники, школьный психолог, социальный педагог. Особенно – с теми, кому вы доверяете. Это лучше поможет понять, что происходит в классе. Исходя из этого планировать дальнейшие действия. Полезно пообщаться с другими родителями, особенно с теми, у кого хороший контакт с ребенком.

3. Обращаться ли к психологу? Если вы замечаете изменения в поведении, эмоциональном состоянии ребенка – точно идти. Если вас ничего не беспокоит, но ситуация продолжает быть сложной – тоже желательно обратиться. Ребенку будет проще общаться с  “нейтральным” человеком: это поможет выразить эмоции и наметить варианты разрешения ситуации.

4. Переводить ли в другую школу? Я много работаю с проблемой буллинга, и как психолог, и как эксперт. И за все время всего 2-3 раза я предложила родителям перевести ребенка в другую школу. Хотя родители как правило задают этот вопрос одним из первых. Почему перевод в другую школу не поможет разрешить ситуацию? Потому что буллинг – это модель взаимодействия. Часто бывает, что ситуация с точностью повторяется в новом классе / школе. Потому что не поменять ситуацию, не изменившись самому. Как менять, что делать, чтобы ситуация не повторилась – это запрос для индивидуальной работы. Часто менять школу приходится именно в тех случаях, когда предпринятые меры по разрешению конфликта в классе оказались не пропорциональны, тем самым обострив ситуацию. Повторюсь, вмешиваться в ситуацию нужно аккуратно, профессионально, и четко понимая, зачем делается тот или иной шаг.

5. Как понять, что буллинг не повторится? Работать с буллингом нужно на уровне класса, или как минимум – группы. К этой точки зрения сходятся все исследователи и практики. Работать индивидуально менее эффективно. Так как в буллинг вовлечены остальные дети, как свидетели, поддерживающие или агрессора, или жертву. Именно поэтому локальные кратковременные меры не приносят ожидаемого результата. Оптимальный вариант – это психологическое сопровождение класса, серия классных часов, тренингов + индивидуальная работа с теми, кто активнее включен в ситуацию. Но это не отменяет всего сказанного выше по поводу важности эмоционального контакта и обсуждения ситуации с ребенком.

Подвожу итог. Буллинг часто не очевиден для взрослых. Становится очевиден как правило тогда, когда ситуация приобретает уже очень серьезные последствия. Ребенок не всегда говорит об этом родителю. Учитель не всегда может увидеть ситуацию полностью, чтобы оценить ее адекватным образом. И даже когда буллинг очевиден, про него боятся говорить. А говорить нужно. Пока мы не будем об этом говорить, ничего не будет меняться. Только тогда будет возможность работать на предотвращение буллинга, а не на то, чтобы справиться с последствиями.  

7 шагов: что делать, если ребенок подвергается буллингу? Часть 1.

Если ребенок рассказывает взрослому об агрессии в свой адрес, первая реакция родителя как правило – замешательство, непонимание как реагировать на ситуацию и что делать.

7 шагов: что делать, если ребенок подвергается буллингу?

  1. Дать понять, что вы верите ребенку
  2. Дать однозначную оценку происходящему: виноват тот, кто проявляет агрессию.
  3. Спросить, какие чувства возникают у ребенка в связи с этой ситуацией
  4. Обсудить с ребенком конкретные шаги, которые позволят снизить риск повторения агрессии.
  5. Обсудить, какие ресурсы есть у ребенка для того, чтобы справиться с ситуацией
  6. Самостоятельно (без участия ребенка) оценить ситуацию и продумать долгосрочный план решения проблемы. Он может включать: контакты с учителями, администрацией школы, родителями других детей; оценка необходимости привлечения специалистов: психолога; оценка необходимости перехода в другой класс / школу; оценка вероятность продолжения буллинга / разрешения ситуации
  7. Наблюдать за эмоциональным состоянием ребенка, поддерживать доверительные отношения. Дать понять, что ребенок всегда может обратиться за помощью ко взрослому.

Рассмотрим более подробно.

  1. Желательно сформулировать это таким образом: “Я верю тебе. Расскажи подробнее, что случилось”. Как я уже говорила, основная причина, почему дети не рассказывают взрослым о своих проблемах – думают, что им не поверят. Поэтому если вы хотите, чтобы ребенок вам рассказывал – дайте понять, что вы ему верите.
  2. Часто ситуацию буллинга интерпретируется неоднозначно. Ответственность возлагается на жертву: “сам виноват”, “вел бы себя по-другому, ничего бы не произошло”, “первый начал”. Важно дать однозначную оценку происходящему: ответственность на том, кто проявляет агрессию. Это помогает почувствовать уверенность в том, что он справится, и понять, что чувства, которые он испытывает, нормальны. Если ребенок будет считать себя виноватым в агрессии в свой адрес, может закрепиться подобная модель поведения. А, чувства, возникающие в связи с этой ситуацией, будет считать ненормальными, и всячески их вытеснять. Что может привести к развитию невротических симптомов (навязчивые движения, тики, ночные кошмары, психосоматика).
  3. Как правило ситуация буллинга вызывает у ребенка страх, тревогу, обиду, злость. Страх имеет объект – выходить на перемену, оставаться в раздевалке перед физкультурой, отвечать у доски и т.п. В таком случае ребенок будет избегать источника страха. В ряде случаев это может проявиться как стойкое нежелание идти на некоторые уроки или в школу с утра. Ребенок боится очередного проявления агрессии в свой адрес, боится реакции окружающих, считает, что все вокруг замечают его неспособность постоять за себя и осуждают его. Может возникнуть тревога – частое переживание беспокойства даже в тех ситуациях, в которых на первый взгляд ничего не угрожает. Тревога не имеет конкретного объекта в отличии от страха. Но также приводит к тому, что ребенок перестает общаться с одноклассниками, начинает хуже учиться, проявлять меньше инициативы в новой деятельности. Тревога может проявляться даже в тех сферах, которые, казалось бы, совсем не связаны с источников возникновения. Могут появиться изолированные фобии (страх темноты, оставаться дома в одиночестве, даже страх за родителей). В моей практике был случай, когда ребенок, который сильно опасался, что его будут дразнить в новом классе, стал бояться отпускать маму на работу и даже не разрешал ей выходить в магазин (только потом стало понятно, что это взаимосвязано). Обида и злость – как правило ребенок испытывает эти эмоции по отношению к агрессору, хотят может об этом не говорить. Ведь “хорошие дети не злятся”, злость часто является тем чувством, которые дети “не разрешают себе чувствовать”. Поэтому особенно полезно, если ребенок сможет рассказать об этих чувствах, и даже выразить их в косвенной форме. Самые простые способы отреагирования: нарисовать, побить подушку.

Буллинг. Как распознать?

Буллинг – это не только проявление физической агрессии. Также важно понимать, что буллинг – это не разовое проявление агрессии, он носит систематический характер, повторяется регулярно. Большая часть старшеклассников (7-8 класс) говорят о том, что часто или постоянно в их адрес совершаются следующие действия:

  • Физическое воздействие: побои, толкания и пр. Физическая агрессия как правило очевидна, ее сложно не заметить учителям и родителям. Как правило физическая агрессия более характерна для мальчиков, чем для девочек.  Однако часто в физической агрессии обвиняют жертву: сам виноват, первый начал. Поэтому данным поступкам часто дается неадекватная оценка со стороны взрослых, что только усугубляет ситуацию в коллективе. Агрессор чувствует свою безнаказанность, свидетели драки поддерживают агрессию, жертва испытывает чувство вины и стыда.
  • Вербальный буллинг: повышение голоса, обидные прозвища, угрозы. Часто вербальная агрессия воспринимается как данность: в классе все общаются с помощью сленга, придумывая друг другу обидные прозвища. Однако вербальным буллингом как правило дело не ограничивается, и далее следуют другие акты агрессии.
  • Манипулирование вещами: разбрасывание вещей, использование вещей не по назначению. Частая ситуация, когда вещи одного из детей разбрасываются по классу, прячутся. Бывают ситуации, когда личные вещи выкидываются из окна или спускаются в унитаз. Часто дети боятся говорить взрослым о том, что их вещи пострадали или пропали: “взрослый будет ругать”. Учителя также часто недооценивают данный вид, принимая за обычную шалость. Однако в основном манипулирование вещами сопровождается другими формами буллинга.
  • Игнорирование: избегание общения, распускание сплетней и слухов, манипулирование с целью исключения из общения. Более характерен для девочек, особенно в младшем школьном возрасте. Несмотря на то, что в данном случае физический ущерб не наносится, последствия данного вида буллинга могут быть самыми тяжелыми, вплоть до депрессивных и суицидальных тенденций.

Как понять, что ребенок подвергается буллингу?

Как я писала предыдущей статье, ребенок не всегда рассказывает взрослым об агрессии в свой адрес. Как показывает опыт работы и результаты моих исследований, учителя тоже не всегда в курсе ситуации в классе. Иногда проявления агрессии не замечаются, либо им дается неадекватная оценка: они так играют, он сам провоцирует, первый начал и тп.

По каким признакам можно распознать буллинг:

  • Ребенок не хочет идти в школу. Иногда может жаловаться на здоровье, боли, чтобы не ходить на отдельные уроки или в целом. Часто в моей практике были случаи, когда ребенок доходит до крыльца школы, стоит на крыльце, но дальше не идет, затем разворачивается и идет домой.
  • Ребенок перестает общаться замыкается в себе. Не рассказывает и не отвечает на вопросы о школе и общению с одноклассниками. Либо начинает говорить, и не может справиться с эмоциями (появляется волнение или слезы). А также: идет из школы один, не участвует в внешкольной активности, не созванивается и не переписывается с остальными детьми, не участвует в школьных праздниках,
  • Избегания командной деятельности. Ребенок избегает командных игр на физкультуре, переодевания в раздевалке перед занятиями в бассейне. Совместная работа, проекты, необходимость любого вынужденного взаимодействия с одноклассниками до или после уроков вызывает приступ тревоги. Часто именно избегания командной деятельности и игр является первым признаком буллинга: ребенок может начать панически бояться уроков, где возможен данный вид деятельности.
  • У ребенка преобладает сниженное настроение длительно время. Преобладание негативных эмоций, пессимистичный прогноз (“со мной никто никогда не будет дружить”), суждения приобретают негативный характер (“скорее бы это все закончилось”)
  • Нарушения повседневной активности, сна, аппетита. Любое изменение, как в одну, так и в другую сторону.
  • А также следует обратить внимание на следующие признаки: у ребенка пропадают вещи, испачканная или мятая школьная форма, рюкзак. Высказывания в адрес других ребят. Высказывания других родителей и учителей.

В следующей статье расскажу о том, что делать, если ребенок подвергается буллингу.  

Буллинг. Почему ребенок не рассказывает взрослому об агрессии в свой адрес?

Дети не всегда рассказывают родителям о ситуациях, происходящих с ними. Не рассказывают даже в тех ситуациях, когда взрослый может помочь разрешить ситуации и когда без помощи не обойтись. Почему не рассказывают? Причин этому много. Я расскажу об основных причинах, которые важно знать родителю.

  1. Интерпретация агрессии в своей адрес как нормы: “у нас в классе все так делают”. К сожалению дети, особенно дошкольники и младшие школьники, не всегда могут дать адекватную оценку происходящему. Это связано с тем, что они расценивают как норму то, с чем часто сталкиваются: “они все время берут мои вещи без разрешения”, “у нас все в классе обзываются”. Действительно, ребенка нужно учить тому, что другие дети не могут совершать в адрес него действия, которые ему не приятны.

2. Чувство вины и стыда: “я заслужил”. Чувство вины – довольно частая причина, по которой дети не рассказывают родителям о произошедшем. Иногда ребенок может считать: если кто-то меня обижает, значит я заслужил такое обращение. Как правило, это характерно для детей с высокой тревожностью, неуверенных в себе, с низкой самооценкой. Важно дать однозначную оценку ситуации агрессии: виноват тот, кто проявляет агрессию. С ребенком можно обсуждать, почему он так считает, обсуждать примеры. Однако не стоит подкреплять чувство вины: “если бы ты не достал новый телефон, у тебя бы его не отняли. Сам виноват, что оставляешь вещи без присмотра”.

Если вы замечаете, что определенное поведение ребенка может провоцировать агрессию в его адрес (обидчивость, импульсивность, невнимательность) – это отдельная тема. Например, ребенок очень обидчивый, его дразнят, он обижается на это еще больше и замыкается в себе. К сожалению, так бывает, и возникает замкнутый круг. Но не стоит ставить это поведение в упрек ребенку. Это не его вина. Часто он просто не может по-другому (особенно если есть СДВГ или выраженные особенности характера). Самостоятельно ему сложно предвидеть реакцию сверстников и уж тем более – быстро изменить свое поведение. Поэтому и работать здесь нужно на изменение (или снижение вероятности) этих действий, способных вызвать агрессию в его адрес. Если вы заметили такой ход рассуждений у своего ребенка, желательно обратиться за помощью к детскому психологу. Так как самостоятельно бывает сложно изменить ситуацию.

3. Нежелание “ябедничать”. Установка “ябедничать нельзя” довольно прочна в сознании многих детей. Но “ябедничать” – это не про ситуации, в которых есть риск здоровью и психологическому благополучию. Это порой упускается из виду. Да, если по каждому поводу сообщать учителю, что одноклассник списывает уроки – это не поможет разрешить ситуацию. Но если один ребенок или группа детей проявляет агрессию и может нанести вред – об этом нужно говорить взрослому. Как показывает опыт, учителя тоже не всегда в курсе буллинга, который имеет место быть.

4. Боязнь разочаровать родителей. Ведь “мальчики не плачут”, а “хорошие девочки” не ссорятся с подружками. Боязнь разочаровать характерна как младшим школьникам, так и подросткам. Как правило, это дети, у которых хорошие, доверительные отношения с родителями. И взрослый уверен, что случись что, ребенок всегда все ему расскажет. А получается наоборот. Такому ребенку важнее не расстраивать, не разочаровывать родителей, чем получить помощь в сложной ситуации.

5. Убеждение, что взрослый не поверит, будет ругать. К сожалению, часто дети не привыкли обсуждать с родителями важные для них вопросы. Опасения, что взрослый не поверит, будет ругать или обвинять – основная причина, почему дети не готовы сообщать об агрессии в свой адрес. Иногда эти опасения преувеличены, это характерно для детей с высокой тревожностью или, по отношению к которым предъявляются высокие ожидания. Иногда опасения оправданы – взрослый действительно может прямо или косвенно высказать недоверие или упрек.  Иногда ребенок нейтральное высказывание может интерпретировать как обвинение в свой адрес – это характерно для детей с низкой самооценкой. Однако результат один – ребенок несколько раз подумает, прежде чем рассказать взрослому о беспокоящей его ситуации.  

Это только основные причины. Понимание этих причин поможет поддержать доверительные отношения и сохранить уверенность, что в сложной ситуации ребенок обратится за помощью ко взрослому.

Как повлияла пандемия на эмоциональное состояние подростков

Последствия пандемии и карантина не могли не сказаться на эмоциональном состоянии подростков. Я много работаю с подростками и сейчас становится понятно, что длительной период дистанционной учебы не прошел бесследно. На первый взгляд, казалось, что это были всего лишь длительные каникулы, но – нет. Как обстоит ситуация сейчас:

  • Нарушение привычного режима учебы. Сдвинулось время начала и окончания занятий. Многие подростки освобождаются раньше обычного и предоставлены сами себе на протяжении длительного времени. Усугубляются конфликты с родственниками, возрастает время, проведенное за гаджетами.
  • Отсутствие общих перемен и дополнительных занятий. Невозможность выплеснуть энергию и снять напряжение. Как следствие – агрессивное поведение, рискованное поведение. Прошло 6 недель учебного года, за это время клиенты рассказали мне школьные истории, часть из которых сложно представить. В ряде ситуаций разбирательство доходит до полиции, что еще сильнее осложняет психологическую обстановку в классе.
  • Длительное нахождение в одном пространстве классной комнаты. Иногда – несколько классов занимаются вместе с одном помещении. Раздражительность, импульсивность, характерная данному возрасту, помноженная на ограниченную двигательную активность. Как следствие – усугубление межличностных конфликтов, школьная травля, агрессия. В средствах массовой информации активно освещаются попытки суицида среди подростков. Один из недавних случаев – в школе во время перемены. 

Как влияет и что делать?

Все реагируют на данную стрессовую ситуацию по-разному. Часть подростков реагирует агрессией, у кого-то проявляется тревожная и депрессивная симптоматика – повышенная тревожность, фобии, навязчивости, депрессивные тенденции вплоть до самоповреждения и суицидальных тенденций. Кому-то удалось адаптироваться. Рассмотрим подробнее:

  • Агрессия. В ряде случаев агрессия носит демонстративный характер. В изменившихся реалиях потребность во внимании стала выше. Получить внимание сложнее: взрослым тоже хватает забот. Как привлечь внимание, если не удается это сделать социально-одобряемыми способами? Конечно, что-нибудь натворить. Как обычно реагируют взрослые на подобные выходки? Правильно, запретами. Решает это проблему, если детям и без того непонятно и тревожно? Нет, не решает, а в большинстве случаев – усугубляет. Что делать? Работать не на следствие (проявления агрессии), а на причину – тревога, стресс, сложности адаптации к новым реалиям.
  • Буллинг. Кому-то удалось после дистанционной учебы быстро влиться в коллектив, и построить доверительные отношения. Кому-то – нет. Но потребность в общении, принятии и признании группой за время “дистанционки” не стала меньше, а cкорее даже наоборот – выше. Виртуальное общение создавало видимость дружеских отношений. Теперь нужно каким-то образом строить отношения офлайн. А это сложнее. Что делать? Ответ очевидный, но как показывает опыт, самостоятельно подросткам сделать это сложно, поэтому взрослым нужно помогать. Общаться: спокойно, доброжелательно. Проблему буллинга нужно решать на уровне группы и класса в целом.
  • Тревожные и депрессивные тенденции. Я много писала об этом в предыдущих статьях. Поэтому не буду сейчас подробно на этом останавливаться. Основная мысль – если вы заметили проявления в эмоциональном состоянии, которые вас беспокоят, не нужно их обесценивать. Попытайтесь обсудить с ребенком ситуацию самостоятельно, при необходимости обратитесь к специалисту.

Депрессия у подростка: на что обратить внимание?

В подростковом возрасте часто появляются эмоциональные и поведенческие особенности, которые вызывают беспокойство родителей. Это может быть замкнутость, чрезмерная эмоциональность, агрессивность, или наоборот, стеснительность.  Личностные особенности, которые раньше были слабо выражены, могут обостряться. А также появляются новые черты, которые, казалось бы, до этого не были характерны ребенку.

Иногда родители подозревают у подростка депрессивные тенденции, но не знают, как реагировать на это. Давайте обсудим, на что стоит обратить внимание в первую очередь и как реагировать на те, или иные особенности поведения. Важно знать, что в подростковом возрасте депрессия выглядит по-другому, неужели у взрослых. Взрослые могут принимать признаки депрессии у подростка за лень или отсутствие силы воли.

На что обратить внимание?

  1. Хроническая усталость и апатия. Иногда родители жалуются на то, что ребенок “ничего не хочет”. Однако здесь важно различать: ничего не интересно, при этом он вполне бодр – тогда причина вероятно в отсутствии мотивации. Но если «нет сил утром подняться с постели” – это другой вопрос. Снижается работоспособность, энергия, подросток может буквально лежать и смотреть в потолок. Иногда в таких ситуациях родители пытаются «заставить” ребенка что-то делать, объяснять или даже наказывать. Понятно, что такие меры могут только усугубить ситуацию. Поэтому важно разобраться в причинах отсутствия сил (в первую очередь, конечно, исключив проблемы со здоровьем).
  2. Замкнутость. Для подростков характерна погруженность в свой внутренний мир и потребность в «своем пространстве”. Родители жалуются на то, что на все попытки поговорить получают односложные ответы «все нормально”. Но иногда ребенок совсем перестает рассказывать что-либо о себе, делиться впечатлениями, общаться на повседневные темы, все больше проводит время в своей комнате. Иногда это бывает связано с тревожностью, боязнью критики, неодобрения. Хорошо, если есть люди, с которыми ребенок продолжает поддерживать контакт: другие родственники или друзья. Если вы замечаете, что подросток вообще ни с кем не общается, это повод обратить внимание на его психологическое состояние.
  3. Высказывания негативного характера. Это высказывания, которые могут носить следующий характер:
  4. Неверие в свои силы. Высказывания о том, что «ничего у меня не получится, я неудачник”. Эти высказывания довольно часто встречаются при сложностях с самооценкой. Однако в совокупности с остальными проявлениями могут свидетельствовать о депрессивных тенденциях.
  5. Убежденность, что так будет всегда. Подросткам характерна перемена настроения. В плохом настроении присуща убежденность, что теперь так  будет всегда, ничего изменить не получится. Часто это соседствует с чувством безысходности и безвыходности. В ряде случаев это приобретает характер суицидальных тенденций: “зачем жить, если все равно ничего не изменится”.
  6. Аутоагрессия (агрессия, направленная на себя). Проявляется как самонаказание, самоповреждение (порезы, нанесение себе увечий),  высказывания  о собственной виновности (не за конкретный поступок, а в целом), необходимости наказать себя. Это тревожный знак, о котором я подробно рассказывала в другой статье.
  7. Резкое изменение режима дня: потеря аппетита, нарушения сна.

Это только основные черты, на которые важно обратить внимание. Иногда взрослые не замечают те или иные проявлений, считая это манипуляцией, демонстративностью, ленью или недостатком силы воли. Или пытаются не замечать, так как не понятно, как на них реагировать. В подростковом возрасте ситуация может развиваться очень быстро. Любой инцидент может привести к сложным последствиям на фоне даже самых незначительных депрессивных тенденций. Наличие признаков депрессии у подростка – это повод обратиться за профессиональной помощью.

Сложности в общении у подростка: как помочь?

Общение – основная деятельность подростка. Это не только обмен информацией, а способ самовыражения, формирования самооценки, получения эмоциональной поддержки и подтверждения своей значимости. Поэтому сложности в общении так сильно сказываются на эмоциональном состоянии и поведении подростка. Тем не менее большинство подростков не довольны тем, как складывается их общение со сверстниками, переживает по поводу тех или иных вопросов. Как помочь подростку преодолеть проблемы в общении?

Научиться общаться можно только в процессе общения. Поэтому прежде всего нужно проявлять инициативу. Но в этом – то и вопрос. Потому что стать активнее в общении подростку мешают все те же причины, которые вызывают и остальные коммуникативные сложности.

Какие вопросы возникают у подростков: Как знакомиться? Как поддерживать разговор? О чем говорить? Как себя вести, если со мной не хотят общаться? Как себя вести, если меня дразнят? Как найти настоящего друга? Смогу ли я стать хорошим другом? Разумеется, эти вопросы имеют возрастную и гендерную специфику. Взрослому часто эти вопросы кажутся слишком простыми, или надуманными. Однако для подростка они обретают огромную важность, и повторюсь, могут сильно влиять на эмоциональное состояние. Поэтому первое, что вы можете сделать – спокойно разговаривать с ребенком на эти темы. Второе – помочь преодолевать следующие моменты:

Какие это причины. Их несколько, но в основном они взаимосвязаны. 

  • Тревожность. Особенно часто это проявляется в ситуациях вынужденного общения: когда нужно выполнить поручение, сходить в магазин, оплатить проезд и т.п. Здесь как
  • Страх оценки окружающих.  Это формулируется следующим образом: Что обо не подумают? А вдруг я им не понравлюсь? Если они вообще не захотят со мной общаться, проигнорируют или будут смеяться? Все эти вопросы
  • Самооценка. Чтобы общаться «на равных” нужно иметь адекватную самооценку. Когда самооценка колеблется от одной крайности к другой, это не может не повлиять на общение. Отсюда – стремление самоутвердиться за счет другого: агрессия, буллинг. Или другая крайность – избегания общения, уход в виртуальную реальность.
  • Отсутствие опыта общения. Принято считать, что общение – это нечто естественное, и учить этому не надо. В то время как опыт общения ребенок перенимает у взрослых, затем – у сверстников. А также –  в СМИ, рекламе, телепередечах, соцсетях, компьютерных играх.  А последние 5 пунктов – не лучший образец для подражания, к сожалению. Чтобы “поприкалываться” особого опыта не нужно.  Но если речь о каком-то более содержательном общении: разрешить конфликт, помочь другу в сложной ситуации, проявить сочувствие, сказать о своей симпатии  – для этого точно нужен опыт (или как минимум неординарные природные способности).

Ситуация осложняется тем, что каждый подросток как правило думает, что коммуникативные сложности характерны  только для него, а остальные сверстники – мастера общения, и им неведомы подобные переживания.